Лимарев В.Н. Авторский сайт Лимарева В.Н.

Л.Н. Гумилеву было более 60 лет, когда он создал свой главный труд:

«Этногенез и биосфера Земли».

 

 

В музее Г.Н. Гумилева. Фото Лимарева В.Н.

 

В 1956 году,  в возрасте 44 года, Л. Н. Гумилев вернулся в Ленинград. Директор Эрмитажа М. И. Артамонов взял его на работу библиотекарем.

Это было идеальное место для работы ученого, который работал  не ради денег и даже не ради славы,  а потому что исследовательская работа было его призвание, его жизнь и его «миссия».

Начиная с 1959 года,  благодаря работе в Эрмитаже, появляются в научных изданиях работы Л.Н Гумилева, в основном материалы по этнографии и истории азиатских народов. 

Работая библиотекарем, Гумилев завершил докторскую диссертацию "Древние тюрки 6-8 век" и защитил ее в 1961 году.

После защиты докторской диссертации, Л. Н. Гумилева приглашает ректор ЛГУ член-корреспондент А. Д. Александров на работу в Научно-исследовательский институт географии при ЛГУ, где он проработал по 1986 год (Гумилеву 74 года), до выхода на пенсию - сперва научным работником, потом - старшим научным работником, перед выходом на пенсию его перевели в ведущие научные сотрудники.

Во время работы научным сотрудником Л. Н. Гумилева  продолжает публиковаться в научных изданиях. Это работы об истории хазар, тюрок, хуннов, монголов, истории Тибета…

За последние века много сведений добыли археологи, летописи собраны, изданы и сопровождены комментариями. Количество сведений росло, а в новое качество не переходило. По-прежнему оставалось неясным, каким образом  маленькое племя иногда оказывалось гегемоном полмира, затем увеличивалось в числе, а затем исчезало…  Для решения поставленной задачи,  мы должны, прежде всего, исследовать саму методику  исследования. В противном случае эта задача была бы уже давно решена, потому что количество фактов столь многочисленно, что речь идет не об их пополнении, а об отборе  тех, которые имеют отношению к делу. Даже современники-летописцы потонули в море информации, что не приблизило их к пониманию проблемы.

(Л.Н. Гумилев. «Этногенез и биосфера Земли».)

1967 год, когда Л.Н. Гумилеву исполнилось 55 лет, стал переломным для ученого. Наступил момент, когда возникла потребность обобщить накопленные знания. Произошел качественный скачок в творческих изысканиях Л.Н. Гумилева.

В фокусе его интересов исследование такого явления как этнос (этнос как форма существования вида homo sapins). Взаимодействие этноса со средой обитания.

«Общим для человека и всех других существ является необходимость обмениваться со средой веществом и энергией, но отличается он от них тем, что почти всё необходимые для него средства вынужден добывать своим трудом, взаимодействуя с природой  не только как биологическое, но всего как социальное существо».

(Л.Н. Гумилев. «Этногенез и биосфера Земли».)

В 1967 году была опубликована его работа «Этнос как явление»

В 1968 году была опубликована работа Гумилева «Этнос и ландшафт».

В 1970 году «Этнос и категории времени» и «Этногенез и  этносфера»,  «Этногенез - природный процесс» и другие работы.

Фактически  с 1967 года началась работа над главным трудом исследователя Гумилева «Этногенез и биосфера Земли».

Если судить по публикациям ученого в 1970 году, он полностью поглощен новыми горизонтами, которые открылись перед ним.  В 50-58 лет ученый достиг вершины творческой активности, созрел к тому, чтобы обобщить накопленные им обширные и глубокие знания человеческой истории, подойти вплотную к открытию законов развития человеческой цивилизации.

В 1973 году Л.Н. Гумилев решил стать  «дважды доктором». Это было необходимо  для официального признания ученым миром его открытий в области этнографии.

Он предоставил свою диссертацию «Этногенез и биосфера Земли» на географический совет…

«Защита прошла хорошо, даже красиво, но вот в ВАКе (ВЫСШАЯ АТТЕСТАЦИОННАЯ КОМИССИЯ при Министерстве образования и науки Российской Федерации) начались неприятности, оттуда пришел отзыв «черного оппонента» с огромным количеством замечаний. Последовал вызов на ковёр в Москву… коллегам Л.Н Гумилева  пришлось помогать ему в редактировании ответа «черному». Мы думали не столько о сути ответов, сколько о форме: не сорвался бы Л.Н. в столице, не стал бы «спорить на всю катушку»… И как в воду глядели  - сорвался! В ответ на нелепый в эпоху интеграции наук вопрос: «А кто же Вы все-таки: историк или географ?»  Наш подзащитный  наговорил много лишнего  и был провален».

Любят у нас обиженных. К Л.Н. шли потоком письма со всех концов страны и из-за «бугра» от знакомых и незнакомых, каким-то чудом  прослышавших о Гумилеве.

 (Сергей Лавров. «Лев Гумилев. Судьба и идеи»)

Державу науки построили наши рабочии руки. (Советский плакат). Музей костонавтики. Санкт-Петербург.  Фото Лимарева В.Н.

Нужно отдать должное ученым из ВАКа, действительно многие места в  научных изысканиях Л.Н. Гумилева являются спорными, не проработанными и в настоящее время отвергаются историками. В частности природа пассионарного толка…  

Играло роль, при официальном признании труда Л.Н. Гумилева,  ещё то, что идеи Л.Н. Гумилева о законах развития человеческого общества,  в общем, перечеркивали  некоторые постулаты коммунистической идеологии. В этом  быстро разобрались коммунисты, прочитав диссертацию Л.Н. Гумилева.

Коммунисты однозначно не отвергали научные изыскания Л.Н Гумилева, его работы не были запрещены.  Потерпев неудачу  в стремлении получить официальное  призвания властями его научной работы, Лев Николаевич  приступил к подготовке издания книги «Этногенез и биосфера земли» и  ему помогали другие  ученые. В частности А.И. Куркчи. 

«Книга «Этногенез и биосфера земли» была закончена и подготовлена к изданию в 1979 году. Но она была отвергнута  советской наукой.  Она была перемещена в шкаф научных хранений  под названием « Институт технической информации»  в г. Люберцы.  По правилам, действовавшим тогда, копия с рукописи могла быть сделана по заказу  и за оплаченные деньги читателю, которому власть предоставляла право ознакомиться с содержанием любой научной статьи и книги на территории СССР».

(Айдер Куркчи. «Этногенез и его время»)

В конце восьмидесятых годов прошлого века  дискуссия вокруг работ Л.Н Гумилева вступила в ненаучную плоскость.

Время  Л.Н. Гумилева наступило потому, что к концу восьмидесятых годов прошлого века общество стало уставать от коммунистической догматики, никто всерьез не принимал идею построения «коммунистического общества» в СССР, коммунисты теряли доверие населения, но ничего нового прогрессивного предложить не могли. Общество требовало перемен, движения вперед.  И, в какой-то мере, работы Л.Н. Гумилева стали символом грядущих обновлений. В СССР сначала был Брежневский застой, а затем перестройка по Горбачеву.

Интерес к работам Л.Н. Гумилева поддерживался и из-за «бугра». Его, сына расстрельного коммунистами поэта Николая Гумилева и  незаслуженно обиженной властями поэтессы Ахматовой, дважды судимого за противодействие сталинскому режиму, потерявшего здоровье в сталинских лагерях, вновь обижают коммунисты.

Как посмели коммунисты отвергнуть написанную им диссертацию.

Но западным спецслужбам сделать из великого ученого диссидента не получилось.

 Л.Н. Гумилев не примкнул к движению диссидентом, он не замарал свое имя…

 «Лев Гумилев не был диссидентом… ему хватало научно-популярной лекции в программе «Зеркало» ленинградского телевидения. «Демократия», к сожалению, диктует на выбор не лучших, а выдвижение себе подобных. Доступ на капитанские мости, к штурвалам получают случайные люди, - так ещё в 1990 г. писал Гумилев».

( Сергей Лавров: «Лев Гумилев. Судьба  и идеи».)

Во время оттепели конца 20 века советские люди  в ознаменовании грядущих перемен и с революционным настоянием стали поднимать на щит  обласканных Западом диссидентов: деятелей  искусства, ученых.

«Музыкант-балалаечник» Ростропович, игравший на виолончели, был объявлен американцами выдающимся музыкантом современности и начался ажиотаж вокруг его имени. Билеты на его концерты раскупались в России мгновенно. (Не вызывает сомнения, что на виолончели играл он хорошо, на балалайке наверно тоже; интересовался у музыкантов о его профессионализме, подтверждают – он профессионал, но кого, кроме диссидента Ростроповича, из виолончелистов или гармонистов знала основная масса далекие от высокого искусства советских людей).

Художник Илья Глазунов, несомненно, очень талантливый художник, я обратил внимание на его творчество ещё с вьетнамского цикла. Его не полюбили коммунисты за прославление в его картинах царской фамилии, в частности Николая 2 и «мракобесов». Чтобы посмотреть его работы во времена перестройки люди  выстраивали громадные очереди. В конечном итоге, прославление им Ельциной диктаторы вызвало у меня чувство пренебрежения. Сейчас его имя редко упоминается.

Диссидент писатель Солженицын, прославившийся тем, что зло с матом писал о сталинских лагерях, тунеядец-поэт Бродский, физик Сахаров, работы которого на социальные темы не выдерживают критики (физиком он был  неплохим).  Все заработали славу благодаря признания их талантов американцами.

Не надо имя Л.Н. Гумилев ставить рядом с именами этих диссидентов.

Гумилев до конца своей жизни оставался преданным науки и научной истине  ученым. 

Благодаря Горбачевской оттепели были изданы большими тиражами книги Л.Н. Гумилева.

В 1987 году, наконец, опубликована работа «Этногенез и биосфера Земли», под редакцией кандидата  географических  наук К. П. Иванова.

И начинается издательский бум, который продолжается до конца 21 века. Взвинчен был до придела ажиотаж вокруг работ Л.Н. Гумилева. Торговля трудами Л.Н. Гумилева и его именем превратилась в доходный бизнес.

Все это практически одновременно происходило с действующей программой США по уничтожению, т.е.  дискредитации советской науки, советского искусства, интеллектуальной элиты общества, с разрушением советской культуры, частью которой было осмысленное восприятие действительности, и подмене её на суррогат, т.е. на  псевдокультурные Западные ценности.

Этот, спровоцированный американцами и антикоммунистическими настроениями, издательский  бум сыграл важную роль в популяризации работ гениального ученого Л.Н. Гумилев. Вызвал целую плеяду почитателей его творчества, последователей и подражателей. Но не произошло главного: его труды не стали  основой, фундаментом современной исторической науки.  Властям не интересно переписывать историю заново, тогда нужно признать, что диктатура олигархов в США и России это временное явление, их идеология убийственна для развития  человеческого общества, и то, что современная Западная цивилизация, частью которой является и Россия вступила в финальную стадию своего существования.

  • главная