Лимарев В.Н. Авторский сайт Лимарева В.Н.

Лев Гумилев тяжело переживал смертельную агонию СССР и сближение с Западом.

«И все-таки я счастливый человек, я писал все, что хотел, а не то, что велели…»

(Л.Н. Гумилев).

Формально Л.Н Гумилев был вне политики и много раз объявлял об этом: « Я не политик», «Не считаю возможным заниматься политикой»» и т.п.

«Лукавил, конечно, Л.Н. , говоря, что он «вне политики», пришлось ему на старость лет  пересмотреть свою позицию».

Он тяжело переживал за страну во время горбачевской перестройки и понимал  гибельность курса  «миротворца Горби», которого  Гумилев называл обывателем, на сближение с Западом, на безоговорочное принятие «Западных ценностей».

На его позицию относительно перестройки пытались повлиять  люди из окружения Горбачева.

Его вызвали в МИД, чтобы он прочитал там лекцию.

Лев Николаевич вспоминает об этом:

«Я читал лекции в МИДе, но окончились  они бедой.  Я объяснял им, какие у нас могут быть отношения с Западной Европой и её заокеанским продолжением  - Америкой, они усвоить не могли  и считали, что Европа кончается на берегу Атлантического океана. И ещё я говорил об отношениях с народами нашей страны. Поскольку я занимаюсь  историй тюрок и монголов, я знаю этот предмет очень хорошо и поэтому посоветовал быть с ними деликатными и любезными и не в коем случаи не вызывать у них озлобление. Они сказали: «Это нам неважно – куда они денутся!». И вообще, - сказали они, - мы хотим, чтобы вы читали нам не так, как вы объяснили, а наоборот. Я им ответил, что этот номер не пройдет. Они сказали: «Тогда расстанемся».

Запад пригласили демократы в Россию. (карикатура 1991 года)

Потом вспоминая о встречах в МИДе (который находился под контролем Шиварнадзе и Козырева), он говорил, что эта аудитория поразила его своей косностью и тупостью.

Но эти встречи не прошли бесследно, понимание того, что власть Горбачева-Шиварнадзе-Козырева неизбежно приведет страну к краху, сильно сказалась на здоровье ученого.

«Лев Гумилев умирал вместе со страной. В 1990 –м был первый инсульт, он сильно сдал, плохо работала рука, а надо было править гранки книг, шедших в печать. Ученики помогали ему, но надо было включаться и самому, он напрягался и работал. Что-то загадочное и даже символичное, связанное с судьбой униженной и умирающей страны, было в этой судьбе – инсульте».

Характеризуя отобранных западными спецслужбами и рвущуюся к власти перестройщиков, Л.Н. Гумилев писал:

«Сейчас модно славословить новое мышление. Особенно усердствуют те, кто ни по-старому, ни по-каковски думать  не умел».

Читая работу Сергея Лаврова, понимаешь, что Л. Н. Гумилев тяжело переживал события августа 1991 года.  Что же происходило в августе 1991года, что так взволновал Льва Николаевича.

В августе 1991 года произошла   «отчаянная попытка храбрецов повернуть историю вспять, противостоять  запущенной машине на уничтожение СССР».

Читайте:

ГКЧП СССР.

Как пишет Сергей Лавров.

 «После августа 1991 г. Лев Николаевич  прожил ещё 10 месяцев, и это время было для него тяжелым и по здоровью по ощущению окружающей  жизни.  Но именно в это время он интенсивно правил гранки своих книг (хотя временами отказывала рука) и многократно давал интервью, особенно по евразийству, как будто ощущал, что сейчас это самое неотложное».

Источник:

Сергей Лавров. «Лев Гумилев. «Судьба и идеи».

 

  • главная